Кажется, что нет ничего хуже.